bragin_sasha (bragin_sasha) wrote,
bragin_sasha
bragin_sasha

Судимые медики. Журналистское расследование. Ullica.ru

В детских поликлиниках города Ульяновска работали судимые медики

Этот позор для нашей региональной медицины заслуживает внимания всей России. Разные скандалы и раньше случались на небосклоне областного здравоохранения, но такое случилось впервые. Чтобы в нескольких детских поликлиниках, которые подчиняются руководству городской детской больницы (на улице Л. Толстого) собралась теплая компания из шести осужденных врачей и медсестер.

Такое впечатление, что главный врач и по совместительству депутат городской Думы, Р. Абдуллов, большую часть времени потратил на то, чтобы пристроить под свое начало «неординарных» личностей. Вот их имена и фамилии, а также статьи УК РФ, по которым суд назначал те или иные сроки. Людмила Носова, сестра – хозяйка поликлиники № 5, была осуждена за хранение наркотиков и оружия (ст. 228, ч.3 и ст. 222, ч.1 УК РФ), Римма Бахитова, медсестра участковой поликлиники № 6, привлекалась к уголовной ответственности за нанесение побоев из хулиганских побуждений (ст. 116 ч.2 УК РФ), медбрат по массажу стационара № 2, Михаил Зеленикин – за угрозу убийством (ст. 119 УК РФ), Наталья Пахалина, медсестра отделения поликлиники № 5 привлекалась за хулиганство (ст. 213 ч. УК РФ). Одним из самых «заслуженных» бывших сидельцев оказался Александр Щипачев, ЛОР – врач, осужденный еще в 1987 году по УК РСФСР, за незаконное хранение сильнодействующих средств (ст. 226.2). Самый сногсшибательный факт мы приберегли напоследок. В списке оказался Александр Рекунов, врач анестезиолог – реанимотолог поликлиники №3, в 2006 году осужденный за причинение смерти трехлетнему ребенку вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей (ст. 109, ч.2). Вот на этом остановимся поподробнее, чтобы осознать весь ужас того, что произошло. А ведь законы РФ категорически запрещают допуск судимых граждан к работе с детьми.

Досадный случай

Эта история началась 25 июня 2005 года. Двухлетняя Катюша Гулько гуляла на улице с отцом. У девочки во рту был маленький орешек «кешью». Как это часто бывает с детьми, во время игры подружка отняла у Кати мячик. Девочка расстроилась и поперхнулась. Отец быстро понял, что причиной кашля дочки является орешек, попавший в горло и быстро принял меры. Он взял дочку на руки и перевернул ее вниз головой. А потом, держа за ноги, несколько раз встряхнул. Кашель прекратился. Ближе к ночи досадное происшествие забылось, но на второй день у девочки поднялась температура до 38 градусов. Обеспокоенные родители немедленно отправились на прием к врачу в областную детскую многопрофильную больницу. Чтобы попасть вне очереди (состояние Катюши ухудшалось) Гулько попросили знакомых медиков, чтобы пройти без очереди. В этот же день, 26 июня, в 14.00. малышку вместе с матерью положили в стационар больницы. Врачи успокаивали: «Ничего страшного, кусочек ореха попал в бронхи и перекрыл доступ кислорода в легкое. От этого оно свернулось. Это и является причиной температуры. Вот сделаем бронхоскопию и все пройдет». С легким сердцем родные Катюши выслушали утешительные слова и, прощаясь, поцеловали девочку, не думая, что видят ее живой в последний раз.

«Операция — кооперация»

Тот, кто подвергался бронхоскопии (небольшой аппарат с трубкой вводят в бронхи через нос), знают, насколько проста и вместе с тем опасна эта процедура. При малейшем неловком движении врача перекрывается дыхание пациента. Искусство проведения процедуры заключается в том, чтобы сделать все, как можно быстрее. Иначе остановится сердце. Бронхоскопия у взрослых проводится без наркоза, чтобы врач видел реакцию больного. У детей, видимо, из милосердия, это делается под общим наркозом.

Накануне этой процедуры, в больнице, Катюше Гулько сделали только рентгеновский снимок. Перед этим был проигнорирован рассчет наркоза (когда объем анастезирующих лекарств вводят в организм соразмерно весу тела, здоровью ребенка и других индивидуальных параметров). И уж никак дело не обходится без обязательных элементарных анализов крови и мочи. Рекомендуется также детальный разговор с матерью маленькой пациентки. Ничего этого врачи хваленой многопрофильной больницы не сделали. «Профессора» ограничились рентгеновским снимком, который определил местонахождение орешка в бронхах. И закрутили смертельный «номер». Живую Катюшу доставили не в операционную, где на всякий «пожарный» случай есть аппаратура, девочку поместили в обычный процедурный кабинет, где делают уколы. В этот день в больнице дежурил анестезиолог Лисин, врач городской больницы № 3, который в свободное от основной работы время, шабашил в детской многопрофильной. Врач он был никакой. Уже после трагических событий, сочувствующие доктора, говорили родным Кати Гулько: «Как вам не повезло! Лисин – это пустое место. Будь на его месте другой врач, беды не случилось».

В процедурном кабинете ребенку дали масочный наркоз, затем вставили трубку в рот. Что происходила дальше, можно только догадываться. Через один час 20 минут (обычно бронхоскопия занимает мало времени) девочку вывезли на каталке в бессознательном состоянии. «Многостаночник» Лисин развел перед матерью руками: «Орешек я не достал, у вашей дочери остановилось сердце. Не расстраивайтесь, остановка рефлекторная, 2 — 3 минуты. Пока она не просыпается, но потом обязательно проснется». Катюшу подняли наверх в отделение реанимации. Бедная мать не знала, что уже тогда в истории болезни черным по белому записали: «Остановка сердца 10 минут». По сути дела, это была состоявшаяся смерть. От страха, наделавший в штаны Лисин, спасал свою шкуру и приписал в истории, мол, накануне беседовал с матерью Катюши Гулько о ее здоровье, узнавал вес и все, что полагается. А почему остановилось сердце? Это Лисин объяснял несчастным случаем. Истина же заключалось в том, что дав наркоз наобум, никто не следил даже за пульсом девочки. И только через 10 минут спохватились: «Е — мое, умерла!»

Бизнес или спасение?

Но все открытия о подделках в истории болезни умершей девочки, были впереди. Бабушке Кати, энергичной Нине Васильевне Зарудней, занимавшей солидную должность в УльГЭС, врачи говорили, что все обойдется. Однако сердце женщины, безумно любившей младшую внучку, было неспокойно. Бабушка поняла, что случилась беда. И на второй день после «операции», 27 июня, была уже на пороге кабинета заведующего отделения анастезиологии и реанимации. Он сказал обезумевшей от горя женщине: «Не волнуйтесь, сейчас девочка находится на аппарате искусственной вентиляции легких. Все будет хорошо. У вашей внучки все анализы, как у здоровой. Я сам сделаю повторную бронхоскопию. Приглашу другого ассистента» О том, что Катюша Гулько впала в кому, не было сказано ни слова.

Некоторые врачи, потрясенные загубленной жизнью ребенка, сейчас шепотом рассказывают друг другу, что родственники Катюши передали заранее «в знак благодарности» врачам частями 50 тысяч рублей. Они, как мы предполагаем, взяли хорошо понимая, что ребенок безнадежен. Десятиминутная остановка сердца дала возможность умереть мозгу. После чего остальные органы стали отмирать по очереди.

За это небольшое время использовались все средства, чтобы инсценировать спасение погибшего ребенка.

Глумление над умершей

29 июня, умирающей Кате Гулько все тот же Лисин сделал повторную бронхоскопию. И радостно сообщил родным: «Орех вынули, бронхи санировали». В реанимации врач Гурин сказал бабушке: «Принесите расческу, волосы у девочки спутались. Мы ее причешем». В воскресенье другой врач — «доброжелатель» сообщил: «Все хорошо, но девочка не просыпается. Это понятно: ребенок выходит из состояния наркоза. Мы вводили ей много лекарств. В таких случаях дети спят иногда по две недели».

Но уже 30 июня бедной бабушке сообщили: «Состояние не улучшается, потому что в больнице отключали электроэнерию. Не работал аппарат искусственной вентиляции легких». Запутавшись во лжи окончательно, врачи не знали, на кого нарвались. Нина Васильевна Зарудняя привезла в больницу директора УльГЭС, начальника Ленинского района, отвечающего за снабжение электроэнергией и всех ведущих специалистов своего предприятия. В расследование мнимого отключения «включили» записанные переговоры энергетиков. И выяснилось, что никакого сбоя в подаче электричества в тот день не было. Тогда руководство больницы, спасая свою шкуру, выдвинуло другую версию: «Сломался аппарат искусственного дыхания а ремонтник улетел в командировку в Сургут». Это и было единственной правдой: ремонтник, действительно, был в Сургуте, Но зато рядом, по соседству, в отделении детской паталогии (врачи реанимации хорошо это знали) лежал без дела точно такой же аппарат искусственного дыхания. Но идти за ним было и лень, да и бессмысленно. Потому что спасти Катюшу Гулько, с умершим мозгом, было невозможно.

Правда

31 июня в истории болезни бедной малышки появилась, наконец, полуправдивая запись: «Кома третьей степени. Прогноз для жизни и здоровья крайне неблагоприятный». С этого момента мать девочки не отходила от нее. Войдя в реанимацию, Оксана Гулько удивилась, что голова Катюши была замотана пеленкой. Бирюков объяснил «феномен», что так бывает в тяжелых случаях, когда голова мерзнет. Дотронувшись до «замерзшей»головы ребенка, мать содрогнулась, она была ледяной. Будь Оксана медиком, она поняла: так бывает, когда мозг умер. А дальше в организме Катюши начали происходить закономерности: после мозга отказала селезенка, а четвертого июля перестало работать сердце. Тогда позвонили родным: «Девочке осталось жить 15 минут. Приезжайте. Затем я отключу аппарат искусственного дыхания». За все время пока Катя находилась в отделении реанимации, Бирюков не подпускал к девочке ни медсестр, ни врачей отделения. Заметая следы, он сам измерял давление и фиксировал в истории болезни: «В норме, 120 на 80, температура нормальная».

После смерти Кати Гулько, врачи больницы стали усиленно уговаривать родственников девочки не делать вскрытия. Обезумевшие от горя (за два года своей жизни Катя ни разу не болела), они послушали «доброжелателей»и похоронили малышку без вскрытия. Главный врач больницы, успокоила безутешных родственников: «Вы простите нас, но что делать, дети умирают. Не так давно у нас скончалась девочка от инфекции в кишечнике. А еще был трагический случай, когда мальчик с переломленной ключицей, ночью проткнул спицей (на которой держалась гипсовая повязка) сонную артерию и скончался». Мол, ваша Катя — не первая и не последняя.

Нина Васильевна Зарудняя после похорон любимой внучки опомнилась и написала заявление в прокуратуру Ленинского района. Там немедленно возбудили по факту смерти уголовное дело. Тело Кати эксгумировали и отправили на экспертизу в Казань, чтобы врачи больницы не помешали объективной оценке. А затем Гулько, потерявшие дочь, написали жалобу в Департамент здравоохранения. То, что им ответили, сводится, примерно, к следующему, мол, девочка сама виновата. А врачи правы. Так считала чиновница Департамента и врач — педиатр Снежинская, подписавшая бумажку. Таких «снежинских» в этом ведомстве много и управы на них нет. Как будто нет над ними власти. Поэтому и гибнут невинные дети.

Послесловие

Когда мы готовили этот страшный материал, то не думали, что вернемся к этой истории еще раз. Но пришлось вернуться. В том далеком году бабушка погибшей девочки добилась, чтобы врач Александр Рекунов отправился на зону. История получила огласку на всю Россию. Но прошло время и Рекунов вернулся. За это время на зону отправился Министр здравоохранения региона, Федор Прокин. После, на того, кто занял его кресло, тоже завели уголовное дело. Судьбы нынешнего Министра здравоохранения, Михаила Дегтяря, предсказать трудно. Пока население области лишь с завидной частотой видит его на экране телевизора. Он обещает улучшить работу больниц и поликлиник, в результате чего мы все станем абсолютно здоровы. То, как на самом деле обстоит дело, хорошо показывает разразившийся громкий и безобразный скандал с врачами и медсестрами – сидельцами. Это страшная история, которая аукнулась наказанием только двумя людям: начальнику и инспектору отдела кадров городской детской больницы. Они получили дисциплинарное взыскание и лишены премий на целый год. Главный врач Абдуллов не пострадал, в его адрес направлено Представление Засвияжской прокуратуры, которая занималась этой историей. Ну, и понятно, что все бывшие сидельцы уволены, но кому от этого легче? В Министерстве здравоохранения заверяют, что не подозревали о ранее судимых сотрудниках. А это означает одно — при таком подборе кадров население сильно рискует детьми, и не только здоровьем, но и их жизнью.
http://ullica.ru/2014/10/15/sudimye-mediki-zhurnalistskoe-rassledovanie/

Subscribe
promo bragin_sasha march 15, 2019 15:23 1
Buy for 10 tokens
В Ульяновске начинает действовать сетевое движение «Экодозор73». За последние время на территории области экологические проблемы все больше волнуют жителей региона. И при этом с января 2019 года реализуется мусорная реформа, которая также вызывает много вопросов, как к региональным операторам, так…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments